№430

07-10-2013
Метка: Личное мнение

Символическая несостоятельность
Испуганное лицо Игоря Сечина, пойманное камерой как раз на выкриках «Русь, Русь!» одетого в латы певца, исполняющего под выход на ринг Александра Поветкина песню о внуках Сварога. Офицер ФСО, прикуривающий своей «Зиппо» погасший в руках Шаварша Карапетяна олимпийский факел. Это уже рутина, традиция – когда то, что задумано как наглядное воплощение национальной гордости и триумфа, на выходе превращается в материал для анекдотов и фотожаб. Лучший ответ всем, кто боится, что Путин ведет Россию к тоталитаризму: тоталитаризм не бывает ни смешным, ни нелепым. Тоталитарная эстетика по-своему прекрасна, у каждого есть как минимум один знакомый ценитель, восхищающийся фильмом «Триумф воли» или московскими сталинскими высотками.

Представить себе эстета, восхищенно пересматривающего видео с выходом Поветкина, невозможно. Ценителем чего он должен быть – пародийных шоу, телевизионных комедий? Я знаю людей, которые до сих пор плачут, пересматривая видео 1980 года с запускаемым в московское небо надувным резиновым медведем. У постановщиков открытия и закрытия сочинской Олимпиады миссия менее масштабная – никому не нужно, чтобы люди плакали, будет достаточно, чтобы люди не смеялись. Но в современной России даже такая неамбициозная задача выглядит уже недостижимой хотя бы потому, что обязательно ведь чья-нибудь добрая рука впишет в окончательный сценарий торжественный проезд «Ночных волков», выступление Иосифа Кобзона и приветствие товарища Долгих от имени ветеранов, вот и попробуй тут сделать так, чтобы было не смешно.
Символическая несостоятельность Российского государства даже завораживает – вместо святынь мы обнаруживаем только коллекцию идиотских курьезов. Трижды переписанный с учетом политической конъюнктуры гимн, никем не празднуемые национальные праздники, единый учебник истории вместо собственно истории, главный храм страны с автомойкой и подземным паркингом, вечное 9 Мая в качестве единственной духовной скрепы. Многие расстраивались, когда на очередном sms-конкурсе символов России победила новодельная мечеть из одного южного региона, – но ту мечеть построил хотя бы любящий сын в память о погибшем отце, а не политтехнолог, осваивающий бюджет по статье «Укрепление духовности» или что-то в этом роде.
Все события постсоветской истории России (а масштабных и важных событий было много, одних только чеченских войн было две!) как будто приснились нам; какая-нибудь Чехия, переживи она свой Беслан, на одном только этом Беслане выстроила бы свою национальную идентичность на столетия вперед. У нас Беслан не отрефлексирован вообще никак, было и было, подумаешь. Даже совсем недавняя (пять лет прошло) война с Грузией не стала поводом вообще ни для чего – ни для гордости, ни для сожалений. Сейчас отмечали 20-летие событий 1993 года, с которых как минимум формально (ликвидация советской власти и вынесение на референдум действующей до сих пор российской Конституции) началась нынешняя российская государственность. Поскольку дата юбилейная, было несколько ток-шоу по телевидению и документальный фильм по НТВ на тему того, что во всем виноваты американцы. Больше ничего. Что думает о 1993 годе Путин? Да хотя бы Песков, или Медведев, или Валентина Матвиенко? Никто ничего не думает. Государство готовится к столетию начала Первой мировой войны, про нее снимут кино, поставят памятник и отслужат молебен с патриархом, а потом удивятся, почему и эта духовная скрепа не прижилась.
Это неприятно признавать, но из вещей, делающих нацию нацией, из того, что можно предъявить, если кто-нибудь спросит, зачем мы вообще все собрались на одной седьмой части суши, что нас объединяет, чего мы хотим, из того, что действительно вызывает серьезные эмоции, а не только неловкий смех, – из таких вещей, даже если долго искать и долго думать, можно назвать только одну. У Российской Федерации есть только один символ, только одна духовная скрепа, только один действительно, а не понарошку объединяющий фактор, и этот фактор – Владимир Путин. Не будет его, не будет и России, только эта формула звучит совсем не верноподданнически, а вполне трагически, потому что символическая несостоятельность Российского государства – это прежде всего его персональная заслуга. Он хотел, чтобы у России не было ничего, кроме него, и он этого добился. Сегодня у него день рождения, и пусть его поздравят «Ночные волки».
  • 0
  • Нет голосов
  • 0
Оцените актуальность

     
Наверх На главную