№319

26-04-2013
Метка: Суд


Фото: Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

Если на первом заседании по «Кировлесу» под председательством судьи Блинова еще были надежды на объективное рассмотрение дела, то за два последующих заседания, прошедших 24 и 25 апреля, эти надежды развеялись. Судья помешал защите допрашивать ключевого свидетеля и отказал адвокатам Навального в продлении сроков ознакомления с делом.

Ажиотаж вокруг суда существенно снизился: по сравнению с «фальстартом» недельной давности число журналистов и активистов сократилось раза в полтора. Впрочем, местные жители и раньше не уделяли разворачивающимся в Кирове масштабным событиям особого внимания. О Навальном и его суде слышали немногие, а позицию, отличающуюся от транслируемой телевидением, имеют и вовсе единицы. Лишь две группы кировчан полностью состоят из людей, наслышанных о процессе: это таксисты, которых раз за разом на маршрут «гостиница-суд» вызывают журналисты со всего света, и полицейские, круглосуточно стерегущие прилегающую к суду улицу.

Судья Блинов

23 апреля судебное заседание для журналистов начинается многочасовой очередью. Здесь собираются еще затемно. О юридических деталях не говорят: травят байки и обсуждают, когда ждать приговора. Ближе к открытию суда к очереди подтягиваются полицейские, но на расспросы о Навальном и его деле реагируют вяло.

Стоящие тут же активисты рассказывают, что в Кирове на днях впервые задержали человека «за политику»: кто-то наклеил три протестных стикера на здание местного Центра по борьбе с экстремизмом — структуры, по всей стране имеющей мрачную славу. Скручивавшие расклейщика полицейские сетовали, что одну-две наклейки на своем здании они бы стерпели, но после третьей были вынуждены реагировать.

Юлия Навальная

Агиток по городу наклеено немало, причем отличились не только сторонники оппозиционера. Многие кировские подъезды «нашисты» обклеили стикерами с перечислением того, что можно было бы купить на «украденные Навальным 16 миллионов»: детские площадки, хоккейные коробки…

Живущий в скромной квартире в Марьино Алексей Навальный (видимо, мечтая обустроить свой район хоккейными коробками) после чтения обвинения прокурором вопрошал: куда же делись те самые 16 миллионов, якобы «похищенные путем растраты» у государственного «Кировлеса»? Ответа оппозиционер не дождался, но по четвертой части 160 статьи УК ему грозит до десяти лет колонии.

В этот день заседание началось с зачитывания обвинительного заключения. Читал прокурор. А председательствующий чуть раньше отказал защите Навального в трех ходатайствах. Сначала отказался продлевать срок дополнительного ознакомления адвокатов с делом, потом отказался вернуть дело в прокуратуру. Адвокат Вадим Кобзев перечислял основания для возврата дела: например, в разных частях обвинения указаны разные суммы ущерба «Кировлесу», а время и место совершения преступления вообще нигде не указаны. При вторичном рассмотрении дела вести его должен был бы уже другой судья, но Блинов, будто нарочно игнорируя установленный перед ним микрофон, полушепотом отказался воспользоваться моментом, чтобы выйти из дела.

Адвокат Михайлова тут же выступила с заявлением: «Суд ограничил право на защиту, суд справедливым не будет, он заранее стоит на обвинительных позициях» — и потребовала отвода судьи. Блинов решил себя не отводить, объявил о начале судебного следствия и, после невнятного чтения прокурором обвинения, наступила кульминация.

«Это дело — политическая месть за наши расследования коррупции, — чеканил Алексей Навальный, без микрофона слышный в любом конце затаившего дыхания зала. — Это политическая месть, в частности, за кампанию «Голосуй за любую партию, кроме «Единой России». Цель дела — отвлечь меня от текущих расследований, например, в отношении друзей Путина, братьев Ротенбергов. Важнейшая причина существования этого дела — создание повода для абсолютно лживой кампании в государственных средствах массовой информации. Это дело вытесняет меня из легального политического поля: граждане, которые осуждены по тяжким преступлениям, больше никогда никуда не смогут баллотироваться. Я не признаю себя виновным и уверен, что после этого процесса моя невиновность, независимо от приговора, будет очевидна всем».

Блинов робко попросил Навального впредь оставаться в рамках расследования и доказывания. Политик напомнил судье, что против него возбуждено уже пять дел, а пресс-секретарь Следственного комитета Маркин, «совершенно не стесняясь, заявил об их политической мотивации». Навальный, продолжая говорить, злился все сильнее: «Вы хотите, чтобы я здесь обсуждал древесину? Вы хотите, чтобы я делал вид, что я не присутствую в политическом процессе? Ваша честь, давайте сыграем в веселую игру, когда мы следуем процессуальным нормам. Но если кто-то надеется, что я испугаюсь и буду молчать в надежде на то, что таким образом я смогу выторговать себе какое-то смягчение наказания, — этого не случится».

Второй обвиняемый по делу «Кировлеса», Петр Офицеров, лишь добавил, что обвинение оставляет вне закона любое предпринимательство. Вину он тоже не признал.








  • 0
  • Нет голосов
  • 0
Оцените актуальность

     
Наверх На главную